Про Ивана Кнопкина (Апельсин)

В свои двадцать пять лет, Иван Кнопкин являлся парнем не очень общительным и не совсем открытым, а скорее замкнутым и со стороны, многим казалось, что он более склонен к одиночеству и меланхолии, чем к весёлым шумным компаниям. Именно поэтому, друзей у него было мало. Пара школьных товарищей, с которыми он изредка поддерживал отношения, да несколько коллег по работе, вот и весь круг его повседневного общения.

Новых знакомств Иван избегал, поскольку поддерживать новые отношения для него было делом тяжёлым и весьма обременительным. Но уж если случалось так, что он каким-то образом, всё-таки сходился с кем-то, то уж тогда, он был готов сделать ради этого человека всё что угодно.

В глубине души, Иван являлся человеком добрым и совершенно открытым. Ему всегда хотелось быть полезным людям, приносить им пользу и радость, а когда этого не получалось, как правило, по вине самих же людей, Иван очень расстраивался и хандрил.

Так сложилось, что в последнее время, будучи на дне рождения своего школьного товарища Славки, Иван познакомился с одной очень симпатичной девушкой по имени Наталья, являвшейся хорошей подругой Славкиной девушки. Наталья Ивану понравилась, но будучи от природы стеснительным и не очень симпатичным молодым человеком, каким он сам всегда про себя говорил, он не предпринимал никаких действий к этому знакомству. Наталья всё сделала за него.

Ещё в самом начале вечера, когда гостей было много, Наталья как-то не обращала на Ивана особенного внимания. Она веселилась, танцевала, пила шампанское и много смеялась от остроумных шуток Славкиных друзей. Но когда настал вечер и шумная компания начала расходиться, она неожиданно, допив очередной бокал шампанского, обратилась к Ивану со странным вопросом, — Ванечка, — сказала она, — ну, я надеюсь, ты хоть ещё не уходишь?

Если бы на месте Наташи оказалась любая другая девушка, то он вне всяких сомнений ответил бы ей, что уходит. Но Наталья понравилась ему ещё в самом начале вечера. Весь вечер, Ваня искоса посматривал на неё и теперь, обольщённый подобным вопросом, неожиданно для самого себя, ответил, что никуда уходить он пока не собирается.

— Молодец, Кнопкин, — одобрительно кивнул Славка, продолжая танцевать со своей девушкой, — ты настоящий друг. Оставайся хоть до утра.

— И не только друг, но и очень симпатичный молодой человек, — добавила обрадованная и весёлая от шампанского Наталья.

Остаток вечера ребята провели вчетвером: Славка со своей девушкой и Ваня с Натальей.

Иван находился вне себя от счастья. При чём, счастье это, не было подогрето спиртными напитками, но являлось искренним и шедшим откуда-то изнутри. Ваня танцевал с Натальей, нежно обнимая её тонкую талию, волнительно прижимался к её упругой груди и не верил самому себе. Он не верил, что всё это происходит именно с ним. Он не мог поверить в то, что такая девушка, как Наташа, обратила на него внимание. Ведь Иван видел, как вокруг неё вьются парни и как ловко, она уворачивается от их липких приставаний. И вот теперь, она сама заговорила с ним, с Иваном Кнопкиным, и не просто заговорила, но пол вечера танцует с ним медленные танцы и смеётся над его словами, словно каждый раз, он говорит, что-то гениальное.

По домам расходились уже за полночь. Иван пошёл провожать Наталью. И вдруг, совершенно неожиданно, она спросила: «Ваня, а может быть, зайдём к тебе в гости? Ведь я знаю, что ты одни, без родителей живёшь».

— Да, без родителей, — подтвердил совершенно обескураженный таким предложением Иван, — они у меня отдельно живут.

— Ну, так что? – переспросила Наталья и немного пошатнулась.

Ваня тут же поймал её за руку.

— Ничего страшного, Ванечка, — улыбчиво произнесла она, — это всё шампанское. А у тебя есть дома шампанское?

— Кажется, есть.

— Ну, и что мы тогда тут стоим?

Приблизительно через час, Наталья лежала, соблазнительно раскинувшись на Ваниной кровати, и легонько гладила Ваню по руке.

— Ты знаешь, Ванечка, — немного заплетающимся языком, говорила Наташа, — а ты мне стразу понравился.

Иван сидел рядом и, боясь прикоснуться к соблазнительной девушке, наслаждался её ласковыми прикосновеньями и молча слушал её милую болтовню.

В этот момент Иван готов был упасть перед ней на колени, чтобы целовать её красивые ноги, он был готов исполнить любую её просьбу, любой приказ и любую прихоть. Он был готов на всё, и даже на секс.

Наталья медленно приподнялась с кровати, взяла со стола недопитый бокал шампанского, сделала маленький глоток, и, повалившись обратно на кровать, очень сексуальным голосом протянула, — а ты знаешь, Ванечка, чего бы мне сейчас хотелось, больше всего на свете?

После этих слов, Иван напрягся словно струна, всё его тело вытянулось, будто тетива лучника. Он испытал прилив жизнеутверждающей мужской энергии такой силы, что даже сам удивился.

В этот момент, похожий на брутального латиноамериканского мачо, Иван медленно и красиво повернул голову и, приготовившись к самым главным словам этой ночи, окинул похотливым взглядом пленительное тело своей возлюбленной.

— Что ты хочешь, Наташенька? — томным сексуальным голосом переспросил сгорающий от любопытства и возбуждения Ваня.

— Ванечка, я хочу… а-пель-син.

Читайте серию рассказов «Про Ивана Кнопкина!».

Продолжение следует…

© Сергей Богатков, 2010